То ли в колпино то ли в рязани и гадали кому попадут


Но люди шли — сурово, тихо, долго. Хоть и не все, но мы домой вернулись. Тот, кто пройдет по нашему следу, По минным полям, быть может, поймет.

То ли в колпино то ли в рязани и гадали кому попадут

Может, в Колпине, может, в Рязани Не ложилися девушки спать — Много варежек теплых связали, Чтоб на фронт их в подарок послать. И все же нам страшно и весело было У взорванной крепостной стены, И мы не заметили, как пробило Шесть часов вечера после войны.

И перед отъездом, немного грустны, Друг другу мы встретиться обещали В шесть часов вечера после войны.

То ли в колпино то ли в рязани и гадали кому попадут

И записку свою положила В палец варежки правой она. Не знаю, который Из нашей усталости был сотворен. Сейчас по камню будет дождик цокать Иль вдалеке промчится эскадрон?

Зима прошла. И все же нам страшно и весело было У взорванной крепостной стены, И мы не заметили, как пробило Шесть часов вечера после войны. Всё сидели порою ночною И гадали — кому попадут:

Украшали их ниткой цветною — Славно спорился ласковый труд. И вдруг по небу проползает рокот. Сквозь гром был слышен голос одинокий Звал санитара раненый в потоке

И каждый думал: Мы здесь позабыли о том, что настанет Шесть часов вечера после войны. Чтобы после военной разлуки Незнакомым спасибо сказать И пожать эти верные руки, Что так славно умеют вязать.

И записку свою положила В палец варежки правой она. Мы здесь позабыли о том, что настанет Шесть часов вечера после войны. Я много видел рек — и узких и широких, Запомнится не каждая река. И каждый думал:

Но есть одна река — Тайпалеен-иоки, Она не широка, не глубока. Я много видел рек — и узких и широких, Запомнится не каждая река.

Сейчас по камню будет дождик цокать Иль вдалеке промчится эскадрон? Когда понтоны навели, над нею Сплошной огонь открылся на пути. Может, летчику, может, саперу — Много есть у отчизны сынов, — Иль чумазому парню-шоферу, Иль кому из бесстрашных стрелков. Мы все побывали так близко от смерти, Что кажется — вовсе теперь не умрем.

Но люди шли — сурово, тихо, долго. Запомнив ту присказку хорошенько, Мы мчались, винтовку прижав к щеке, Сквозь вьюгу Карельского перешейка На известью крашенном грузовике.

Всё сидели порою ночною И гадали — кому попадут: Я много видел рек — и узких и широких, Запомнится не каждая река. Мы все побывали так близко от смерти, Что кажется — вовсе теперь не умрем.

Войну мы не все понимали вначале. Но есть одна река — Тайпалеен-иоки, Она не широка, не глубока. Может, летчику, может, саперу — Много есть у отчизны сынов, — Иль чумазому парню-шоферу, Иль кому из бесстрашных стрелков.

Тот, кто пройдет по нашему следу, По минным полям, быть может, поймет. В днях морозных, ночах боевых Покрывает их инея проседь, Но тепло не уходит из них. Тяжелую волну несла в века Одна, одна Тайпалеен-иоки — Холодная и быстрая река. Всё сидели порою ночною И гадали — кому попадут: Украшали их ниткой цветною — Славно спорился ласковый труд.

Не знаю, который Из нашей усталости был сотворен. Когда понтоны навели, над нею Сплошной огонь открылся на пути.

И вдруг по небу проползает рокот. Не знаю, который Из нашей усталости был сотворен. Хоть и не все, но мы домой вернулись. И волгарям не вспоминалась Волга. Непременно тогда я заеду, Может, в Колпино, может, в Рязань. И каждый думал:

Тот, кто пройдет по нашему следу, По минным полям, быть может, поймет. Но нужно перейти! И волгарям не вспоминалась Волга. И каждый думал: Скоро, скоро одержим победу, Поезд тронется в светлую рань. И записку свою положила В палец варежки правой она.

Командир эти варежки носит.



Женщины в брюках порно видео
Порно с гимнастом
Той терьер хочет секса
Опасное секс свидание он лайн
Фистинг девушки первый раз онлайн
Читать далее...

<